2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Количество дачных участков в России

Культ дачи. Почему миллионы россиян до сих пор держат огороды

Во второй половине XX века дача в СССР и впоследствии в России превратилась в культурный феномен — людям нравилось чувство обладания землей и недвижимостью, когда самого понятия частной собственности в стране не существовало. Вокруг дачной жизни сформировался гигантский теневой сектор экономики, который не исчез и после распада Союза. Многие продолжают работать на дачах и сейчас — отдавая себе отчет, что овощи проще и дешевле купить в супермаркете, чем вырастить, занимаясь тяжелым трудом с апреля по октябрь. Корреспондент Настоящего Времени поговорил с владельцами дач неподалеку от Великого Новгорода.

Миллионы дачников

Сколько в России дач и участков — точно неизвестно. По данным главного научного сотрудника отдела социально-экономической географии Института географии РАН Андрея Трейвиша, их свыше 14 млн. Союз садоводов России называл большее число — 16 млн.

Частично эти данные подтверждаются промежуточными итогами так называемой дачной амнистии — упрощенной процедуры оформления объектов недвижимости на садовых участках в собственность. За время действия программы владельцы легализовали 13 млн объектов, из них 10 млн — это участки. По данным авторов закона, не успели или не захотели сделать это еще более пяти миллионов фактических собственников.

Демографы считают, что дачами пользуются около 40 млн россиян. По распространению второго жилья горожан в сельской местности — это и садовые, и старые деревенские дома — Россия остается лидером в мире.

«Если упаду, то на мягкую землю»

Поколение советских людей, которые привыкли к физическому труду на земле с детства, до сих пор занимается участками в старых небольших дачных массивах или вовсе в деревнях. Жителям Великого Новгорода и городских поселков Новгородского района массово раздали участки земли в 90-е годы. Особенно обширны дачные массивы к юго-западу от Великого Новгорода. Дачникам приходилось самостоятельно вырубать и корчевать кустарники и мелколиственный лес, обрабатывать землю и удобрять ее, приезжая в стареньких, тесных и пыльных загородных автобусах.

К середине нулевых энтузиазм дачников сильно просел. В 90-е участки получали в основном те, кто вырос в городе и не был готов поддерживать землю в надлежащем состоянии любой ценой. Сейчас массивы, где до сих пор нет электричества, стоят в запустении. Редкие ухоженные огороды и небольшие садовые домики стоят посреди вновь выросшего молодого леса. Кабаны и зайцы портят плодовые деревья и уничтожают овощные посадки. Корреспондент НВ увидел зайца по соседству с ухоженным участком с домом и баней.

— Мы занимаемся своей дачей для удовольствия. Приезжаем, отдыхаем или работаем в тишине, с внуками. Но и жить огород помогает. Заготавливаем на зиму соленья, и их хватает — у нас небольшая семья, — рассказывает дачница массива «Заречный» Татьяна Ефремова.

Территории, называемой в народе «Заречный» по названию находящегося неподалеку маленького коттеджного поселка, несколько лет назад повезло. Туда провели электричество. Некоторые пустующие участки ожили, там развернулось строительство. И если старшие поколения больше занимаются огородом, то люди среднего возраста и молодежь воспринимают дачу как место отдыха.

— А дети что? Им только шашлычки пожарить и уехать. А мне в четырех стенах сидеть, что ли? Для меня это и зарядка. Я инвалид, хожу с палочкой. А здесь без палки могу, потому что если упаду — то на мягкую землю. Так что для меня огород в радость, и отказываться от него я не хочу. Но и подспорье тоже. Соседи, например, выращивают много и продают, а я — только для себя, — объясняет пенсионерка Галина Ипатова.

В будни на садовых участках больше пенсионеров. Редкие дачники помладше отказываются разговаривать, добавляя между делом только, что дача — это и место, где маленькие дети могут порезвиться на природе, а большие — отдохнуть от городской суеты.

— Охота, чтобы дети ездили сюда. Никакого экономического стимула нет. Это, понятное дело, дороже, чем в магазине. Но главный критерий какой? Качество. Дети тоже приезжают, помогают, но редко — им некогда. В Германии сейчас какая проблема? Людей хоронить негде, не разлагаются люди в земле, это все из-за искусственных продуктов. У меня друг живет в Германии, рассказывает, — рассказал дачник Владимир.

Огород в чистом поле

На 15-м километре дороги «Великий Новгород — Псков» есть поворот на так называемые Фарафоновские дачи — по названию расположенной рядом деревни Фарафоново. Здесь в 90-е раздавали дачные участки работникам крупных новгородских предприятий.

Владельцы вспоминают, как поначалу добирались до своих наделов: от основной дороги через поле, лес и болото по три километра. Через несколько лет по грунтовке, ведущей от дороги к огородам, пустили рейсовый автобус — сначала до границы массива, затем вглубь, благодаря чему стареющим дачникам больше не приходится ходить в резиновых сапогах по шесть километров в день.

Электричество на Фарафоновские дачи так и не провели, но некоторые все равно умудряются жить там целое лето, а то и круглый год. На въезде в массив стоит довольно крупный деревянный, обитый сайдингом дом с солнечными панелями. У большинства дачников — более скромные хозяйства. Своя машина есть у немногих, а автобус ходит довольно редко, а льготы на проезд в нем не распространяются. Чтобы не тратить деньги зря и успеть сделать как можно больше, владельцы участков приезжают с первым автобусом в 7:30 и работают до последнего рейса, который уходит в 9 вечера.

— Многие побросали свои дачи, вот сколько заброшенных участков. Некогда и дороговато. Дорога — 160 рублей в обе стороны. Когда мы приехали сюда, здесь были такие кусты, — он показывает на соседний неразработанный участок. — 25 лет назад это было, мы были еще молодые. Сейчас силы не те. Но это отдых на свежем воздухе, зарядка, — говорит пенсионер Юрий Иванов. — И все у меня свое: картошка, свекла, виноград вот растет. Слив в этом году будет много. Бросать участок я пока не собираюсь.

«Сделали бы дорогу»

— Это для здоровья в первую очередь. Дома только лежать на диване, а тут приехал, поработал, отдохнул. Экономический стимул тоже есть. Посмотрите: сейчас клубника стоит 300 рублей за килограмм, а здесь она у меня растет бесплатно. Но и работаю я с ней. У меня будут свои огурцы. Вкусовые качества овощей здесь совсем отличаются [от магазинных]. Когда у меня было много помидоров, я их продавал. Ко мне подошел мужчина, купил килограмм помидоров. Пошел в магазин, по пути съел помидор, вернулся и купил еще килограмм: «Таких в магазине нет», — объясняет Виталий Светлов.

Пенсионер содержит огород в другой части «Заречного», где электричество появилось давно. Здесь уже нет вторичного леса на месте старых участков, много маленьких домиков, построенных 10-20 лет назад, когда индустрия больших каркасных домов еще не была развита. Но обе части «Заречного» объединяет разбитая дорога. «Здесь два-три километра, но все равно дачники бьют свои машины. Сделали бы дорогу, автовладельцы ведь платят налоги», — жалуется дачник.

У Виталия Светлова нет машины, он разговаривает с корреспондентом НВ на остановке. Его соседка Светлана тоже ждет автобус.

— На земле работали еще мои родители. Я приезжаю сюда и отдыхаю. Это для души. Дорога, конечно, в убитом состоянии. Мы сюда приезжаем иногда на старенькой машине, жалко технику. А так — здесь свежий воздух, — сказала Светлана.

Чтобы добраться до своего огорода, необходимо преодолеть не только асфальтированные дороги разной степени сохранности, но и проехать или пройти один-другой километр по грунтовке. Подъездные пути дачники ремонтируют сами, заполняя размываемую колею обломками строительных материалов, осколками кирпича, содранным во время ремонта старым асфальтом или шлаком. Следить за сохранностью этих дорог больше некому.

Дача как терапия

Рассказы о том, как огороды помогают сохранять физическую активность на пенсии и даже продлевать молодость, можно услышать от многих. Но бесплатной эту «терапию» можно назвать лишь условно.

— Я уже пенсионерка, и дома уже скучновато, а тут физическая нагрузка. К тому же это выгодно. У меня только лук свой закончился, морковь скоро своя уже вырастет. Нет, я не скажу, что это выгодно. Потому что мы много денег тратим на дорогу, много денег тратим на посадочный материал и какие-то удобрения. Иногда хочется все бросить. Соседка работает с мужем, а я осталась одна. А женщине, знаете, нагрузки не всегда полезны. Так что бывает, что хочется все бросить. А потом переболеешь этим — и вроде ничего. Мы здесь природнились, у меня хорошие соседи. Бывает, поработаем, потом вместе сядем, поговорим о делах огородных, — говорит Надежда Дегтярева, владелица участка на Фарафоновских дачах.

Некоторые ради такой терапии решили поменять подход и взять участок поменьше, но ближе к городу. Такие дачи находятся в непосредственной близости от оживленных дорог. К примеру, Валентина Калашникова с мужем приобрела садовый участок в прошлом году. И уже поставила на нем маленький типовой домик, сделанный на заказ. Реклама таких строений заполонила все крупные дачные остановки и газеты с объявлениями.

— Сад — это ожидание какого-то результата своего труда. Сейчас все в магазинах продается круглый год, даже огурцы, которые раньше зимой только в соленом виде ели. Я посадила яблони, посадила черешню. Вот уже яблочки маленькие появились. Желания бросить нет, мы, наоборот, второй год только работаем на участке. Я выросла в деревне, для меня труд на земле — это нормально, в радость. Кто-то увлекается танцами, рисованием, а кто-то огородом, — говорит Валентина.

Другие, наоборот, решили продать свою дачу. Владелица садового участка и небольшого кирпичного садового дома Вера Мухамадиева — на пенсии, но продолжает работать. Она приезжает на дачу на собственной машине, но все равно хочет избавиться от участка:

— Я уже огород выставила на продажу, потому что сил нет — все болит. Его обрабатывать надо с весны до осени. У соседа два огорода, он собирается продать. Огород кормит: овощи, ягоды. А все остальное тоже хочется: хлеб, молоко, мясо хоть иногда.

Ждать продажи ей, возможно, придется долго. С учетом вложенных средств ее участок стоит недешево. При этом менее дорогие «шесть соток» могут годами быть невостребованными. Новгородские дачные массивы продолжают зарастать сорняками и кустарником — спрос на них оказался куда ниже предложения.

Поделиться

Мы – телеканал «Настоящее Время». Мы делаем яркие видео, рассказываем о важных новостях и злободневных темах, готовим интересные репортажи и передачи. Смотрите нас на спутнике, в кабельных сетях и в интернете. Каждый день мы присылаем дайджест всего, что нужно знать, одним письмом, а также превращаем цифры в понятные истории.

Читать еще:  Приложение N 2

Почему россияне активно продают дачи. Две серьезные причины

ксперты по недвижимости сообщают о том, что россияне начали массово продавать дачные участки. Это уже привело к ощутимому падению цен. Почему же у большого количества людей вдруг возникло желание избавиться от своих дач? Есть две основные причины, о которых мы и поговорим дальше.

Год назад ФНС дала пояснение, что даже теплица и уличный туалет могут считаться облагаемыми налогом строениями, если они обладают признаками объекта недвижимости.

Достаточно, чтобы постройка имела фундамент, самостоятельное целевое назначение и ее невозможно было переместить без повреждения всей конструкции. Много где за разъяснениями последовали проверки.

Стоит признать, что многие россияне ведут дачное хозяйство до полной потери трудоспособности не из-за того, что так любят возделывать огород. Просто иначе выжить на маленькие доходы крайне сложно, и дачные участки здорово выручают.

Однако когда оказывается, что сарай с тяпками и лопатами, гараж со стареньким мопедом и небольшая беседка – это объекты недвижимости, дачный участок из кормильца превращается в бремя. Ведь каждый объект недвижимости должен быть зарегистрирован и обложен налогом. В противном случае собственнику грозят штрафы.

Слухами земля полнится

К тому же различные новостные источники распространяют противоречивые сведения относительно «дачной амнистии» – из-за этого некоторые думают, что ей уже нельзя воспользоваться.

Хочу обратить ваше внимание, что на самом деле «дачная амнистия» для владельцев земельных участков, в соответствии с федеральным законом № 267-ФЗ от 02.08.2019 года, будет действовать до 1 марта 2021 года. Не исключено, что далее этот срок будет продлен.

Все это привело к тому, что множество дачников решило не рисковать и просто избавиться от своих участков.

Второй причиной стало вступление в начале этого года в силу федерального закона № 217-ФЗ от 29.07.2017 года. Этот закон ввел в законодательство понятия садоводства и огородничества.

Как известно, далеко не все владельцы земельных участков переезжают на летний сезон за город: кого-то держит в городе работа, кого-то – слабое здоровье. Причин может быть много. И такие дачники посещают свои владения в выходные, чтобы вспахать землю и что-то посадить на паре-тройке грядок. После – несколько раз в течение лета, чтобы прополоть и посидеть на лавочке, вспоминая молодость. Наконец – еще пару выходных дней, чтобы собрать урожай. На этом их дачный сезон заканчивается.

Так вот, по федеральному закону № 217-ФЗ, это классифицируется как огородничество. И если участок расположен на территории товарищества, то его собственник будет нести точно такие же расходы, как и те члены СНТ, которые проживают на своих дачах постоянно и пользуются всеми услугами, которые во многих товариществах обходятся очень недешево.

Подсчитав, во сколько обходятся эти несколько грядок, огородники приходят к выводу, что на эти деньги они смогут обеспечить себя овощами на весь год. В итоге первый дачный сезон с новым законодательством заканчивается, и участок со всеми строениями идет на продажу. Возможность сделать такие же подсчеты предоставляется новым владельцам.

В России принят новый закон для дачников и садоводов: что в нем важного?

В России принят новый федеральный закон, по которому с 1 января 2019 года начнут жить примерно 60 млн дачников и садоводов. По сути «дачная конституция», как уже назвали принятый акт, касается каждого второго жителя страны. Znak.com рассказывает своим читателям о принципиальных новшествах, одним из которых стало исключение из законодательства самого понятия «дачное хозяйство».

Дачников в России больше не будет?

По закону, дачники в России теперь — это садоводы и огородники. Раньше объединения дачников, садоводов и огородников могли существовать аж в девяти организационных формах (в том числе и как дачные товарищества и кооперативы). Теперь законодатель предусмотрел только две: либо садоводческое товарищество, либо огородническое товарищество. Дачные объединения автоматически причисляются к садоводческим. Но, конечно, никто не запретит вам называть себя дачниками. Особенно в ситуации, когда у вас вообще не садовый или огородный участок, а просто домик в деревне, куда вы приезжаете отдохнуть и никакими садово-огородными делами не занимаетесь. Новый закон регламентирует жизнь только на территориях садоводств и огородничеств, а не в населенных пунктах.

Почему в законе не назвали всех просто дачниками?

Вы правы: с одной стороны, закон в целом направлен на упрощение. Все-таки девять организационных форм — это явный перебор. Но нельзя не учитывать все реалии, а они в данном случае в том, что у земельных участков, которыми владеют и пользуются российские дачники, могут быть разные виды разрешенного использования. Исходя из этого, законодатель разделил земельные участки на садовые и огородные.

И вот здесь важно: на садовых участках можно строить капитальные строения, в том числе жилые дома, а на огородных могут быть размещены только некапитальные хозпостройки. Разница существенная, и на это стоит обращать особое внимание, если у вас в планах приобретение дачного участка.

Можно чуть подробнее об этой разнице?

Законодательство относит к некапитальным постройкам сооружения, которые не имеют «связи с землей», то есть, проще говоря, фундамента. Предполагается, что их можно в два счета разобрать совсем или куда-нибудь перенести. Кроме того, такие сооружения не могут быть оформлены как объекты недвижимости. Вы, конечно, можете построить на огородном участке нечто грандиозное, на основательном фундаменте и выдавать ваш дворец за скромный сарайчик для хранения инвентаря и урожая. Но зарегистрировать право собственности на него у вас просто не получится, пока не поменяется вид разрешенного использования вашего участка, а это по-прежнему весьма непростая процедура. Хотя бы потому, что к планировке и застройке территории садоводства предъявляются довольно серьезные требования, прописанные в СНиП 30-02-97 от 2011 года, а к организации территории огородничества таких требований нет.

Землевладельцам, не зарегистрировавшим свои дома, грозит двойной налог на землю

Председатель Союза садоводов Екатеринбурга Надежда Локтионова считает, что даже следует ожидать появления некоего подзаконного акта, который уточнит параметры некапитальных построек на землях огородничеств. До советских ограничений вроде высоты потолка не больше двух метров дело, конечно, вряд ли дойдет, но закрыть возможности для злоупотреблений государство все-таки попробует. Но если сейчас у вас на руках уже есть документ о праве собственности на объект недвижимости, который возник на огородном земельном участке (например, баня или гараж), можно не волноваться. Что построено, то построено — государство это признало, и здесь законодатель пошел на так называемую «огородную амнистию».

А что можно строить на садовых участках?

С садовыми участками, коих, к слову, в общей массе подавляющее большинство, все значительно проще. Закон дает право размещать на них капитальный жилой дом, садовый дом для сезонного использования, гаражи и хозяйственные постройки. К последним относятся бани, сараи, навесы, теплицы, беседки и прочее добро. На все это можно оформить право собственности, имея, впрочем, в виду, что у собственника появляется обязанность платить налоги. К тому же с начала 2017 года законодательно усложнилась так называемая «дачная амнистия» — упрощенный порядок оформления объектов недвижимости на шести сотках. Теперь для регистрации объекта нужен технический план, а его стоимость начинается от 10 тыс. рублей. Плюс госпошлина — 400 рублей. Правда, закон разрешает не регистрировать сооружения площадью до 50 кв. метров.

Станет ли проще прописаться на даче?

Обещают, что да. Теоретически оформить регистрацию на шести сотках можно и сейчас, но это не так-то просто. Требуется решение суда о том, что ваш жилой дом признается пригодным для постоянного проживания. Предполагается, что с началом действия нового закона обращение в суд станет скорее исключением, чем правилом. На этом настояли подмосковные садоводы: по словам председателя Союза дачников Подмосковья Никиты Чаплина, правительство должно разработать специальный подзаконный акт, призванный упростить процедуру перевода садового дома в жилой и обратно. То есть, если вы решили жить на даче постоянно и иметь там регистрацию, сразу стройте капитальный дом или занимайтесь реконструкцией уже существующего.

Кстати, садоводческое товарищество в конце концов может стать товариществом собственников недвижимости — то есть начать развиваться и управляться как коттеджный поселок. Но для этого нужно соблюсти три условия. Первое — оно должно размещаться в черте населенного пункта, второе — все дома на его территории должны быть признаны жилыми, и третье — вид разрешенного использования земельных участков у всех собственников должен быть сменен на «индивидуальное жилищное строительство».

Правда ли, что продажа урожая с грядки станет незаконным предпринимательством?

Нет. Продажа излишков с собственного сада или огорода ни новым, ни действующим законом (66-ФЗ) вообще никак не регулируется, обращает внимание Никита Чаплин. Более того, в законопроект при его разработке сознательно не были включены нормы, которые регулируются другими законами: Земельным, Налоговым, Гражданским кодексами, законом о регистрации недвижимости. Так что бабушкам, для которых продажа пучков зелени на рынке или сельхозярмарке служит каким-никаким финансовым подспорьем, оформлять для этого ИП точно не потребуется.

Что еще важного в законе?

Закон постановил, что в пределах одного садоводства или огородничества может быть только одно товарищество. Раньше их могло быть несколько, и законодатель особо озаботился ситуацией, когда объединения занимаются борьбой за привлечение собственников земельных участков и при этом почти не обращают внимание на состояние общей инфраструктуры, спихивая ответственность на соседа. По смыслу нового закона товарищество может быть образовано только на предоставленном этому юридическому лицу земельном участке. Поэтому при возникновении споров легитимным будет признано ранее созданное товарищество, имеющее земельный участок. При отсутствии проекта планировки и застройки территории второе товарищество может быть ликвидировано по решению суда, если не признает, что ему надо самоликвидироваться.

Челябинский облсуд утвердил решение о сносе садовых домиков, за которые вступился Путин

Еще закон позволит упорядочить отношения с так называемыми индивидуалами — собственниками участков, которые вышли из всех товариществ и не несут те обязательства, которые есть у их соседей — участников объединений. Не платя никакие взносы, они продолжают, например, пользоваться общей инфраструктурой. Теперь с вольницей покончено: ты по-прежнему можешь быть индивидуалом, но платить взносы наряду с остальными тебе все же придется. Взамен дается право участвовать в общих собраниях и голосовать по всем финансово-хозяйственным вопросам товарищества. Но в выборах председателя и членов правления, ревизионной комиссии индивидуалы участвовать по-прежнему не смогут. В общем, большой вопрос, в чем теперь выгода такого особого статуса.

Читать еще:  Конфискация и реквизиция земельного участка

Кстати, о взносах. Их строго поделили на два вида: членские и целевые. Из членских будут оплачиваться текущие расходы, связанные с деятельностью товарищества, а целевые будут собираться на улучшение и развитие инфраструктуры. Важно, что с 1 января 2019 года взносы перестанут собирать наличными: дачники начнут получать такие же квитанции, какими оплачивают городские квартиры, и взносы будут зачисляться на банковский счет, а не храниться в сейфе у председателя. Сделано это для борьбы со злоупотреблениями.

Стало известно, сколько в Подмосковье дач и дачников

На территории Московской области более располагается 1,2 млн дачных участков, объединенных в более 11 тысяч СНТ

Сегодня об этом в Москве сообщил журналистам зампред Московской областной думы и председатель Союза дачников Подмосковья Никита Чаплин. По его данным, также в Подмосковье насчитывается более 3 млн дачников и садоводов.

Эти цифры уникальные и превышают аналогичные показатели в других регионах Российской Федерации, подчеркнул он.

Похожие публикации

Что решили в ГД по госпошлине дачников за пользование водяными скважинами

Рублевка не платит

Как вы переносите COVID-19?

Парадом аэродромной техники открылась первая ВПП в аэропорту Шереметьево

Завод опор освещения «Точка опоры» в 3 раза нарастил объем поставок

Насосы GRUNDFOS установлены в ЖК бизнес-класса в Москве

«Город будущего»: «Киевская площадь» подвела итоги конкурса детских рисунков

«КИЕВСКАЯ ПЛОЩАДЬ» ОБЪЯВЛЯЕТ КОНКУРС ДЕТСКИХ РИСУНКОВ

Проекты российских архитекторов борются за звание лучшего европейского фасада

Практическая лаборатория управления строительством

В четверг, 17 декабря, АРСС проведет семинар «Стальное строительство»

Приглашаем к участию в конкурсе Steel2Real-21


ООО «Строймедиа». Электронное сетевое издание «Строительство.RU», свидетельство о регистрации средства массовой информации: ЭЛ № ФС 77-72535 от 20 марта 2018 г.,
выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Авторское право на материалы,
опубликованные на сайте «Строительство.RU», охраняется в соответствии с законодательством РФ.

Полтриллиона рублей можно собрать с российских дачников

Общая площадь дачных участков в России равна примерно десяти территориям Москвы, но при этом около трети из них — терра инкогнита для государства. Если собрать с дачников все положенные налоги и сборы, региональные бюджеты можно пополнить минимум на полтриллиона рублей.

Участок в десять столиц

В РФ в 2006 году было зарегистрировано 13,8 млн земельных участков в 79 тыс. некоммерческих садоводческих, огороднических и дачных объединениях, следует из сельскохозяйственной переписи того года (проводится раз в 10 лет, нынешняя — только закончилась). Еще 533 тыс. таких участков, обнаруженных в ходе переписи, ни в какие объединения не входили.

Ближе к реальности оценка Союза садоводов России: в стране — около 16 млн дачных участков, привела данные Людмила Бурякова, руководитель общественной приемной союза. А если учесть другие загородные дачные владения, включая старосоветские дачи и «типовые дачные дворцы», то общее число составит примерно 17-20 млн, пишет в журнале «Демоскоп Weekly» (N 655-656 2015 года) Андрей Трейвиш из Института географии РАН. Профессор Института экономики РАН Иван Стариков считает, что дачных участков в РФ и вовсе примерно 32-35 млн. Сколько в РФ дачников, тоже вопрос: Стариков, например, говорит о 42-47 млн человек, Союз садоводов — о 60 млн человек.

В любом случае точное число дач в России — от огородов, приусадебных хозяйств с домом или без до загородных дворцов — точно неизвестно никому. Чтобы поставить на учет всех дачников, власти призывают их вступать в объединения и регистрировать свои участки, обещая за это разные блага. Верят не все.

Дикие сотки

Однако даже с учетом расхождений в оценках дачи составляют как минимум треть всех домохозяйств в стране (по результатам всероссийской переписи 2010 года их было 54,6 млн). Только по данным сельхозпереписи 2006 года площадь 13,8 млн дачных участков составляла 1,2 млн га, или 12 тыс. кв. км. Это пять столиц РФ (площадь Москвы — 2,5 тыс. кв. км). А если посчитать 35 млн участков по среднему показателю шесть соток каждый, то выйдет 2,1 млн га, или почти десять российских столиц.

Неудивительно, что для государства дачная территория — важный источник потенциальных доходов. Важно здесь то, то платежи с дачников, включая ключевые — налоги на землю и имущество (дома, бани, гаражи), идут в местные бюджеты. В 2016 году из 85 регионов, по данным Счетной палаты, только девять оказались донорами, т. е. зарабатывали больше, чем тратили. Остальные — на дотации из центра. Число таких регионов-реципиентов растет. «И центр говорит: ребята, у вас там есть садоводы-огородники, мы вам даем право увеличивать сборы с земли и недвижимости, потому что мы вам трансферты для бюджетного выравнивания из федерального бюджета будем сокращать,— рисует картину Иван Стариков.— Поэтому вот вам, условно говоря, пистолет в кобуре и жезл, выходите на большую дорогу, выходите и ошкуряйте дачников и огородников на ваших территориях».

Собрать с земли

В 2014-2016 годах в РФ местные власти начали массово взимать налог на дачную землю по новым правилам. В его основе кадастровая оценка, по идее близкая к рыночной. Ставку налога местные власти почти везде сделали максимальной — 0,3% от стоимости земли, отмечает Бурякова. А ее оценку хоть и проводили независимые оценщики, но приблизили к бюджетным нуждам, предполагали эксперты. Размер налога для дачника вырос в 2,5-10 раз, так что самые бедные из них в регионах стали дачи продавать.

Данных о том, сколько приносит местным бюджетам земельный налог на дачи, в открытом доступе нет. Но, например, в Одинцовском районе Московской области только одно садовое некоммерческое товарищество (СНТ) платит только за 6,5 га земли общего пользования 440 тыс. руб. в год, а владельцы дач за личные участки — по 2-4 тыс. руб. в год, приводит пример Бурякова. В Саратове местные думцы, как писала «Российская газета», понизили налог с 0,3% до 0,1% для 14,5 тыс. дачных участков, в результате местный городской бюджет лишится примерно 27 млн руб. в год. Это треть дохода от налога на дачную землю, а всего местный бюджет, выходит, получал по нему около 81 млн руб. в год, или 5,5 тыс. руб. в год с одного участка.

Если огрублять по этой скромной оценке (Саратов — на пятом месте по бедности среди городов, по расчетам Финансового университета при правительстве РФ), то местные бюджеты по всей стране могли бы получать минимум 88-180 млрд руб. только от земельного налога на дачников.

Еще один лакомый сбор с дачников — налог на жилые постройки, который с 2015 года также привязан к кадастровой стоимости участка.

Выплаты за обычные дачные дома — «не дворцы» — в среднем 200-700 руб. в год, говорит Бурякова. Те же, кто не зарегистрировал их в Росреестре, платят налог главам дачных объединений на их усмотрение (или не платят вообще). Таких на самом деле много, говорит Буракова: «Очень грубо: есть 16 млн участков, из них половина имеет строения и уже половина из них — не зарегистрирована». Таким образом, речь может идти о 4 млн участков с незарегистрированными строениями (или 8 млн, если исходить из 35 млн дачных участков в РФ). Власти могут получить от них в местные бюджеты 2,4-4,8 млрд руб. дополнительных ежегодных платежей.

Чтобы дачники активнее «переходили в правовое поле», Минэкономики внесло в 2016 году в правительство законопроект (изменения в статью 396 части второй Налогового кодекса), предусматривающий двойной налог на землю для тех, кто не зарегистрировал на участках жилые дома, либо вообще ничего на них не построил. «Поправки предполагают налоговое стимулирование собственников земельных участков, предназначенных для жилищного строительства, к строительству или регистрации построенных объектов недвижимости»,— пояснила пресс-служба министерства.

Огороды без границ

По данным Росреестра, на которые ссылается Минэкономики, сегодня в РФ насчитывается около 5 млн учтенных по всем правилам земельных участков, предоставленных для жилищного строительства, на которых нет жилья. А есть еще огородники, на участках которых запрещено капитальное строительство, но, по словам Буряковой, масса коттеджных застроек (им вообще придется либо сносить жилье, либо менять статус земли).

«Точно определить суммы, которые могут поступить в местные бюджеты в связи с принятием законопроекта, сложно, поскольку неизвестно, какое именно количество юридических и физических лиц затянут сроки осуществления жилищного строительства и насколько»,— сообщила пресс-служба Минэкономики. Но дачнику в любом случае придется платить — либо как добросовестному собственнику, либо как нарушителю.

Собрать из-под земли

Если дачники объединены в юрлицо, то с сентября 2016 года их будут проверять, купили ли они лицензию на добычу подземной воды (скважины), что обязаны были сделать еще по закону 1992 года. «Это были федеральные полномочия, которые перешли с 1 января 2015 года на региональный уровень», — пояснил в эфире «Радио Вести» глава ведомства Александр Коган.

Согласно закону, лицензия нужна, если, например, СНТ имеет единый водозаборный узел (т.е. им пользуется не 1 участок). Госпошлина за лицензию в Московской области — 7,5 тыс. руб., выдается она на 25 лет, сообщила «Деньгам» пресс-служба Минэкологии. Но сама установка скважины стоит от 700 тыс. руб., говорит Бурякова, что для СНТ «очень неподъемно».

Если нет лицензии, штраф — 0,8-1 млн руб. «По информации Геоцентра-Москва, в Московской области порядка 12660 скважин», — уточнили «Деньгам» в Минэкологии. По экспертным оценкам, их количество превышает 20 тысяч. Лицензии имеются на приблизительно 6 тыс. скважин. Из них почти 20% эксплуатируют водоканалы, 4% — предприятия пищевой промышленности.

Большинство же скважин принадлежит СНТ и иным объединениям дачников, их в Московской области, по информации Минэкологии, зарегистрировано 11 тыс. Из них лицензии на скважины воды имеют около 10%, сообщили в Минэкологии. По грубым прикидкам только в этом регионе дачникам придется платить за лицензию 75 млн руб. По стране цифра будет больше. Штрафы – а их сумма по Московской области может достигать 10 млрд рублей – пока взиматься не будут, заверило министерство. СНТ будут предупреждать, предписывая им купить лицензию.

Загадочная русская dacha

Из других свежих идей, которые могут обернуться новыми тратами для дачников,— майский законопроект депутата Олега Нилова сделать из поселений дачников населенные пункты (сегодня 3,5% из дач имеют такой статус). А значит, такие поселки должны получить социальную инфраструктуру, но за неимением бюджетных средств это возложили бы на плечи самих поселенцев. В регионах жалуются, что им повышают взносы за лицензии на дрова на зиму или переводят их на индивидуальный порядок вывоза мусора. «Это кто-то на местном уровне так решает»,— замечает Бурякова.

Читать еще:  Жилой дом на садовом участке: отличие от садового дома, строительство, перевод садового дома в жилой

Обострения и конфликты с дачниками будут нарастать. «Если у нас на сегодня, условно, дефицит региональных бюджетов составляет 1,7 трлн руб., то гипотетически примерно 500-600 млрд руб. правительство мечтало бы, что регионы смогут собрать эти деньги с дачников по стране»,— рассуждает Иван Стариков. Но не получится. Реально располагаемые доходы россиян падают уже 20 месяцев подряд, а затраты на администрирование новых налогов, по мнению Старикова, будут очень велики: «С моей точки зрения, визгу много будет, а шерсти мало. И народ это запомнит».

Общая площадь дачных участков в России составляет десять территорий Москвы

Для многих городских жителей дачный участок является место, где собираются семьей, площадкой для экспериментов и способом самовыражения. Дача на Руси появилась еще в XVIII веке: Пётр I раздавал под Петербургом многочисленные участки приближенным, предписывая устраивать усадьбы по образцовым проектам.

Дача ассоциируется не только с отдыхом, но и работой: вскапывание грунта, полив, прополка и сбор урожая – даже в небольших количествах – бывает трудной задачей. Чтобы было проще и быстрее выполнять свою работу – нужно купить автополив.

Как сообщает «Коммерсант», общая площадь садоводческих участков в России равняя десяти площадям Москвы. По данным Союза садоводов России, количество дачных участок составляет 16 млн штук. При этом, если учитывать загородные дачные владения, включая дачи «советского» образца и участки с типовыми дачными дворцами, то общее количество земельных наделов может составлять 17-20 млн.

Количество дачников так же не поддается пересчету: по данным Союза садоводов, в стране около 60 млн городан занимаются работой на земле, по данным профессора Института экономики РАН Ивана Старикова – 42-47 млн. Точное число дачных участков, включая огороды, приусадебные хозяйства со строением и без подсчитать очень сложно, а еще сложнее заставить всех платить налоги.

По мнению чиновников, треть земли является неустановленной, неизвестной для государства – если обязать неучтенных дачников платить налоги, то региональные бюджеты можно пополнить на половину триллиона рублей.

В 2014-2016 годах начали взимать налоги на дачную землю по новым правилам, согласно рыночной стоимости. Ставка составляет 0,3% от стоимости земли – это не так много, однако для некоторых размер налога вырос в 2-10 раз и некоторые граждане стали продавать свою землю.

Кроме налога на землю дачник обязан платить налог на строение – стоимость налога так же привязана к стоимости участка. Примерные суммы налога на строение составляет, в среднем, 200-700 рублей – речь идет о самых обычных дачах. Чтобы вовлекать дачников в правовое поле, предусматривается двойной налог на землю для тех, кто не зарегистрировал имеющиеся жилые дома, либо вообще ничего на них не построил. Лишь только 5 млн участков в России являются оформленными по всем правилам – речь идет о земле, на которой нет построек.

Станет ли сад городом

Как превратить садоводческие товарищества в полноценные поселки

Другая проблема — как провести собрание и выбрать нового председателя и правление. Это можно сделать только в очной форме, а собираться пока запрещено. Вместе с тем, как только истекают полномочия председателя, банки начинают блокировать счета СНТ. И все — ни мусор вывезти, ни свет починить, ни дорогу отремонтировать. Во многих СНТ уже зреет экологическая катастрофа.

В Госдуме находится законопроект, подготовленный главой Комитета по экономической политике Совфеда Андреем Кутеповым, который позволяет решать важнейшие вопросы деятельности дачного объединения в заочной форме. Он может быть принят уже в июле, рассказал председатель Союза садоводов России, член Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Госдумы Олег Валенчук. В интервью «РГ» он ответил на главные вопросы, которые в этом необычном году встали перед дачниками во весь рост.

Готовы ли сами СНТ к заочной форме голосования? Ведь история с появлением новых вирусов может затянуться на годы.

Олег Валенчук: Люди-то готовы к заочному голосованию, но технически на многих территориях страны это невыполнимо. Интернет в товарищества не проведен, а если он есть, то тарифы очень высокие. В телефоне по тарифу заложен интернет-трафик, но не на всех территориях он работает. Например, если рядом с СНТ есть вышка одного сотового оператора, то интернет от остальных операторов исчезает.

Нужно решить проблему доступности интернета, только тогда можно говорить о заочном голосовании как о массовом явлении. Прорабатываем этот вопрос.

Как же все-таки сделать так, чтобы СНТ стало полноценным местом проживания? Чтобы сад стал городом?

Олег Валенчук: Механизм превращения СНТ в населенный пункт существует.

Что для этого нужно? Прежде всего всем членам и не членам СНТ проголосовать за это. Далее обратиться в муниципалитет с протоколом решения общего собрания о желании СНТ стать населенным пунктом. А потом дождаться решения муниципалитета.

Но есть несколько нюансов. Подобные перемены влекут за собой изменения генерального плана сельского или городского поселения, городского округа или района, а также схемы территориального планирования муниципального района, в границах которых расположена присоединяемая территория. Поменяется категория земли — с «земли сельхозназначения» на «земли населенных пунктов», а вид разрешенного использования земли — с «для ведения садоводства» на земли для личного подсобного хозяйства или индивидуального жилищного строительства. Что это значит? То, что вырастут налоги. Кроме того, ваш дом, который теперь станет неотъемлемой частью населенного пункта, будет вашим вторым жильем. То есть площадь дома будет учитываться при постановке на очередь на расширение жилплощади.

Иными словами, перевести-то можно. И муниципалитеты могут быть даже заинтересованы принять к себе дачников. Ведь вместе с ними придут и налоги. Но дачники должны взвесить все «за» и «против».

Есть примеры (и в Новой Москве, и в Подмосковье, и в Крыму), когда дачи входили в состав города, но так исторически сложилось. Это была не инициатива самих дачников.

Если не брать ситуацию с коронавирусом, много людей круглый год живут на даче?

Олег Валенчук: Круглогодично на дачах проживают процентов 10 от общего числа садоводов в стране. И их число увеличивается.

Прописаться на даче сейчас легко?

Олег Валенчук: Да, но при этом дом должен быть жилой. То есть утепленный, со всеми коммуникациями, в котором можно жить круглый год.

Если вы решили прописаться в СНТ, то в Москве и Московской области нужно подать документы в МФЦ. В других регионах надо действовать в соответствии с региональным законодательством: через паспортный стол или миграционную службу.

На дачах прописываются сейчас все чаще. У некоторых граждан это единственное место проживания. Такая ситуация, например, в Севастополе. Есть примеры, когда старшее или младшее поколение одной семьи переезжает на постоянное жительство на дачу.

Многие горожане возвращаются на когда-то заброшенные участки. Как после нескольких десятилетий вновь начать ими пользоваться?

Олег Валенчук: Надо просто приехать на свой участок и начать работу по его благоустройству. Это, я вам скажу, так затягивает, что вскоре, несмотря на тяжелый труд, человек уже не мыслит себя отдельно от дачи и удивляется, как раньше жил без нее. Такие «новые» садоводы, как правило, погашают долги по взносам, активнее участвуют в жизнедеятельности СНТ, тем самым обеспечивая себе и другим членам товарищества более комфортное проживание.

А много в России брошенных участков?

Олег Валенчук: В садоводческих товариществах — 10-15% земли, в некоторых СНТ — до половины.

И что — они так и ждут возвращения своих владельцев? Или их все-таки могут изъять?

Олег Валенчук: По закону могут, на практике — это редко происходит. Если участок не обрабатывается в течение трех лет, то это считается нецелевым использованием земли и подразумевает штрафы для физлиц в 50 тыс. руб., или 1,5% кадастровой стоимости объекта, если она установлена.

Прежде чем заброшенный участок попытаются изъять, нарушителя обязательно не раз уведомят о том, что его участок не используется по целевому назначению. Обратиться к владельцам может председатель товарищества, инспектор земельного контроля, муниципалитет, они же могут подать исковое заявление в суд об изъятии. Муниципалитеты неохотно идут на это, потому что им приходится выступать третьим лицом в суде, а судебный процесс длится от полутора до трех лет. Поэтому брошенные участки чаще всего так и остаются брошенными.

Садоводческое товарищество не имеет права ни продавать распределенные участки, ни сдавать их в аренду, даже если хозяин участка много лет не появлялся в товариществе.

Но бросают участки неудобные, выделенные в советские годы, как говорится, за тридевять земель. Те, что рядом с городами, куда есть удобный подъезд, рядом с железнодорожными станциями, практически все используются.

Интересно, а огороднические товарищества сейчас существуют? Или эта форма не прижилась?

Олег Валенчук: Существуют, но идет их быстрое преобразование в СНТ. Дело в том, что земля под огороды выдавалась, как правило, пахотная, которая в то время по определенным причинам не использовалась государством. И выдавалась она в постоянное (бессрочное) пользование. Многие считали, это значит навсегда, но по законодательству бессрочное пользование означает — до первого требования государства вернуть ему землю. Именно поэтому на огородных участках запрещено возводить капитальные постройки.

Сегодня дача — это скорее место отдыха или способ запастись овощами на зиму?

Олег Валенчук: И то и другое. Подчеркну, что, обеспечивая свою семью овощами-фруктами-ягодами, садоводы тем самым обеспечивают продовольственную безопасность страны. Прошло несколько этапов развития садово-дачной сферы. Сначала массово сажали картошку, потом массово отказались от нее. Был короткий период увлечения газоном, но его вскоре потеснили яблони, смородина, жимолость, цветы и т.д. Сегодня каждый садовод может с гордостью сказать, что у него на участке есть и что в сезон покушать, и что в зиму сохранить, и чем глаз порадовать.

Сколько в России дачных участков, какова их площадь, сколько ориентировочно дачников?

Олег Валенчук: По данным сельхозпереписи 2016 года, в России насчитывалось более 75 тыс. садоводческих, огороднических и дачных товариществ. В Едином государственном реестре недвижимости содержатся сведения почти о 10 млн садовых и огородных участков. Еще не менее 3 млн участков по разным причинам до сих пор не зарегистрированы. Общую площадь садовых и огородных участков можно оценить примерно в 1,5 млн гектаров. А садоводов и дачников у нас около 60 миллионов.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×